«Тепла історія» Надийки Гербиш: значимые люди и источники вдохновения

«Тепла історія» Надийки Гербиш: значимые люди и источники вдохновения

Украинская писательница Надийка Гербиш «проснулась знаменитой» после появления в магазинах книги «Теплі історії до кави». Её следующий сборник «Теплі історії до шоколаду» также стал бестселлером, закрепив её имя в топ-10 популярных украинских писателей. А книги серии «Теплі історії» с рассказами о любви, вере и светлых сторонах жизни сегодня можно найти практически в каждом книжном магазине Украины.

Она говорит, что находит сюжеты для своих историй повсюду и черпает вдохновение из самой жизни. Но кто научил её этому мастерству и помог реализовать писательские способности?

Писательница рассказала ведущим «Клуба LIFE», как значимые и близкие ей люди помогли ей стать той, кем она есть сейчас. А также поделилась важными уроками, которые вынесла из своего детства.

У тебя уже 14 книг, и их тиражи постоянно допечатываются. Как ты думаешь, в чём феномен книг серии «Теплі історії»?

Как когда-то писал «Український тиждень» (если не ошибаюсь): «феномен этой книги в том, что на её страницах нет никаких «бабаев». Она не сосредотачивается на темной стороне жизни, при этом я не обхожу плохое — я просто акцентирую внимание на чём-то лучшем.

«Теплі історії» — уютная, мягкая книга, а твоя последняя работа «Мене звати Мар’ям» («Меня зовут Марьям») — ​​о проблемах беженцев. Почему вдруг об этом?

Был Майдан, а потом начался военный конфликт на востоке Украины, и, соответственно, многое изменилось. Мы все как-то внутренне повзрослели — по всей стране. Изменились приоритеты, видение различных ситуаций.

То есть, раньше я знала, что беженцы существуют, но вдруг они появились у нас. И когда вынужденные переселенцы начали ехать, скажем, с востока на запад, мы начали сталкиваться с тем, как это происходит, и как на них реагируют там, куда они переезжают. Я начала думать об этом больше.

Собственно, мы с мужем решили поехать в Польшу получить еще одно образование. И мы почувствовали на своей шкуре, как ты со своим видением себя как личности, со своей самоидентификацией в «том» мире попадаешь в другой социум… Увидев реакции окружающих, думаю, я каким-то образом почувствовала, что чувствуют эти беженцы. Я начала исследовать эту проблему и написала книгу.

В своих книгах я не обхожу стороной плохое — я просто акцентирую внимание на чём-то лучшем.

Как твои книги помогают людям бороться с внутренней болью и побеждать тьму в себе?

Думаю, прежде всего, открывая альтернативу — то есть, показывая мир таким, каким он может быть за пределами этих проблем и боли, напоминая о том, что такой мир существует.

Первая книга «Теплих історій» сразу после своего выхода стала бестселлером. И, конечно, на неё начали писать много критических рецензий — мол, «так не бывает, пишите о реальном мире». Но хороший мир — он также реален!

Опять же, библейская параллель: когда лодка, в которой сидел Иисус с учениками, попала в бурю, Петр смотрел на Иисуса, и Он был реальным, Он ведь там находился! Конечно, буря тоже была реальной, но и Иисус был не менее реален! Разница в том, куда и на что смотреть.

Если показать, что кроме бури есть ещё и Иисус в лодке, уже появляется альтернатива. И когда мы показываем что-то хорошее, то, с другой стороны, мы демонстрируем, как кто-то проходил такие обстоятельства — то есть, делимся личным опытом, примером, не теряя фокус на позитивной стороне. Думаю, это большая поддержка для тех, кто ищет выход из своих проблем.

В блоге ты очень классно пишешь о своём дедушке, рассказывая тёплые воспоминания из детства. Поделись какой-нибудь историей, связанной с ним.

На том этапе моего детства я росла без отца, и дедушка мне его максимально заменил, стал моим близким и любимым другом. Я была его любимой внучкой не потому, что я такая хорошая, а потому что жила рядом с ним.

У нас были свои традиции — например, играть в шахматы. А летом он ставил мне военную палатку во дворе и давал свой военный бинокль, который я удачно потеряла, и за которым до сих пор скучаю.

Он был учителем, у него была большая библиотека и огромное количество воспоминаний из той эпохи, которую он застал, воспоминаний из армии, рассказов о различных жизненных ситуациях. Я слушала их, и я ими восхищалась. А ещё у него были истории, которые ему рассказали, передали его родные. Его отец был учителем, офицером царской армии, а затем священником. И он стал священником потому, что был бунтарём, говорил: «Как это — нельзя говорить в новой школе о Боге?! Хорошо, я не буду говорить о Боге! Я выучусь на дьякона, а потом стану священником!» И дедушка всё это мне пересказывал.

Собственно, в серии «Путешествия с волшебным атласом» является дедушка Тимофей, и, опять же, его прообраз — мой дедушка Григорий.

Смотрите также в «Клубе LIFE»: как привить детям любовь к чтению?
Личным опытом делится книгоиздатель («Брайт Стар Паблишинг») и художник-иллюстратор Виктория Кириченко

Еще один значимый человек в твоей жизни — твой муж Игорь. Вы начали встречаться, когда тебе было 15 лет, а ему — 22. Возможно, его образ тоже встречается в твоих книгах, но если бы ты сознательно писала о нём, какими бы суперспособностями его наградила?

Думаю, он был бы собой. Я люблю лирический реализм, и я бы описала его так, как я вижу и чувствую. То есть, его такого, как он есть, мне достаточно. Конечно, я, как любая женщина, найду, что бы в нём подправить или изменить, но, думаю, в его и моём несовершенствах, на самом деле, открывается Божья слава и любовь. Ведь мы, двое таких несовершенных людей, в течение 15-ти лет остаёмся вместе, и нам всё-таки хорошо. Думаю, что это очень ценно, и это лучший сюжет для любой истории.

А что насчёт твоей мамы? Что в отношениях с ней для тебя является важным и значимым?

Хочется сказать, что она терпит, но она как раз не терпит, потому что любит. И любит она как раз мои странности (если можно это так назвать).

Когда мне было 15-16 лет, я одевалась как хотела, а мама говорила: «Ты неформалка, такая, как ты есть, и это классно!» И я это очень ценю.

Например, она позволяла мне прогуливать уроки. Позволяла не учить математику, потому что математика мне не нравилась. Вместе с тем, когда мне что-то очень нравилось, она инвестировала в меня.

Ещё с самого детства она вела со мной взрослые разговоры. Говорила открыто на все темы, и поэтому я не боялась ей рассказывать о своих промахах. А у меня они были, как у каждого подростка, особенно у подростка-неформала.

Например?

Когда я впервые попробовала закурить, я ей об этом сказала. И она ответила: «Ну, ок, бывает. У меня тоже такое было, больше так не делай».

Мне не понравилось курить, я больше этого не продолжала, но я и не боялась ей об этом рассказать. Я знала, что если согрешила, то могу прийти к маме на исповедь, и она меня не осудит.

Моя мама успела меня наставить на тот путь, от которого я впоследствии не отступала, и когда я смогу так же укоренить мою дочь, то не буду за неё бояться.

Позже моя мама говорила, что мучительно переживала тот момент, когда я сказала, что начала курить. Но это была её борьба, её молитвы, её время, проведённое на коленях в разговоре с Богом. Она не переносила это на меня, мол, «как я взволнована, я тебе доверяла, а ты чем занимаешься?!» — нет, такого не было.

Она проговаривала это всё наедине Богу, а потом выходила из своей молитвенной комнаты и: «Закурила? Ничего страшного, но больше такого не делай!»

Надийка-Гербиш

А ты готова, что когда-нибудь твоя дочь Дануся придёт к тебе и такое скажет?

Она еще маленькая, и я стараюсь об этом не думать. Но я верю, что тот стержень, который я закладываю в неё, и тот стержень, который закладывала моя мама во мне, очень прочные.

Моя мама успела меня наставить на тот путь, от которого я впоследствии не отступала, и когда я смогу так же укоренить мою дочь, то не буду за неё бояться.

Когда мы инвестируем в начальное образование наших детей, им будет впоследствии проще учиться. Так же и в характере — если мы дадим детям направление, впоследствии им будет гораздо проще идти правильным путём.

Хороший мир — также реален!

Напоследок расскажи, какой твой личный формат счастья. Что тебя делает счастливой?

Меня наполняет счастьем осознание, что я в Божьих руках — что Он любит меня, что я Ему нравлюсь. Как сказал один человек, которого я переводила: «Ты знаешь, глядя на тебя, Бог улыбается».

И когда мне грустно, я думаю: «Боже, Ты всё еще улыбаешься, глядя на меня?»

Я счастлива, когда дорогие мне люди счастливы, когда они также в Божьих руках, когда мы вместе. Счастлива, когда могу выполнять ту работу, которую — я верю — Бог поручил мне: писать, служить, проводить «мамские встречи», которыми я сейчас занимаюсь. То есть, заниматься тем, что я делаю, находясь в Божьей воле. И это делает меня самым счастливым человеком в мире!

Надийка-Гербиш

Related posts

Как побороть страх последовать за мечтой

Как побороть страх последовать за мечтой

Почему страшно выбрать любимую профессию и почему всё-таки стоит развивать своё призвание — интервью со счастливым человеком Денисом Конорбаевым, который рискнул изменить свою жизнь!

НЕ жертва обстоятельств: как восстановиться после пережитого насилия

НЕ жертва обстоятельств: как восстановиться после пережитого насилия

Пережив жестокое нападение, Виктория Ширченко долго сражалась с посттравматическим стрессовым расстройством, непрощением и страхами. Что ей помогло восстановиться — узнайте из интервью!

Депрессия и нервное истощение: как распознать симптомы и победить врага

Депрессия и нервное истощение: как распознать симптомы и победить врага

Как помочь себе в борьбе с нервным истощением — рассказывает Ирина Голубенко, победившая депрессию и панические атаки.