Полное перерождение: бывший наркоман и преступник стал процветающим IT-стартапером

Полное перерождение: бывший наркоман и преступник стал процветающим IT-стартапером

Эта история вас поразит! Евгений Моисеев на собственном опыте доказывает, что стать успешным, богатым и счастливым МОЖНО, даже когда все шансы для этого были отобраны еще в раннем детстве.

Сегодняшний 30-летний основатель и владелец стартапа стоимостью в сотни тысяч долларов несколько лет жил просто на улице, прошел сложности жизни в интернате, наркотическую зависимость, годы преследований правоохранительными органами… Ведущим «Клуба LIFE» он рассказывает о поразительном перерождении собственной жизни. И доказывает, что с Богом – возможно всё!

Евгений, расскажи о своём страртапе. Сколько тебе было лет, когда ты его начал? И правда ли, что стартовый капитал составил всего лишь 200 долларов?

Да, я начал стратап два года назад, когда мне было 28 лет, сейчас мне 30. Правда и то, что вначале был небольшой бюджет. Для основания бизнеса мы с другом скинулись всем, что у нас было.

Правда ли, что через полгода работы вашу молодую компанию уже хотели купить?

Такое было постоянно: кто-то хотел купить, кто-то — войти в инвесторы, стать владельцем. Помню, что за первые полгода мы заработали чистой прибыли 35 тысяч долларов. И через некоторое время нашу компанию оценили в 400 тысяч долларов. Никто не хотел покупать её за эту сумму, но мы и не хотели её продавать. Выкупили только часть процентов в эквиваленте, если бы вся компания стоила 400 000 долларов.

А почему ты отказывался от выгодных предложений купить твою компанию?

Мы с другом когда-то мечтали, что создадим компанию, которая будет иметь представительства в разных странах, и мы рисовали цифры больше, чем 1,5 млн долларов.

Есть такой опыт в стартапах, когда ты развиваешь бизнес, продаёшь его и вкладываешь дальше, потому что не имеешь начальных инвестиций или бюджета. Например, Илон Маск создал «Жёлтые страницы», перенёс в интернет и продал за 2 млрд. И ещё одну компанию продал.

За первые полгода мы заработали чистой прибыли 35 тысяч долларов. И через некоторое время нашу компанию оценили в 400 тысяч долларов.

Хотел бы сразу акцентировать, что я не был один, у меня ряд партнёров: Глеб Спиваков, Александр Пожарицкий, Андрей Усок — все известные личности, бизнесмены, предприниматели. Мой самый близкий партнёр Егор был со мной с самого начала. Когда мы начинали, ему было 19 лет, он ушёл со второго курса университета, чтобы заниматься бизнесом. Он говорит: «Я зарабатываю больше, чем декан и преподаватели», говорит, что там не учат тому, что он в бизнесе получает уже сегодня.

И мы много работали. Конечно, много было много шибок, но это наш общий проект, мы начинали вдвоём. У Егора были знакомые программисты, разработчики, а у меня был опыт в продажах, менеджменте, организации и подборе персонала. И мы вместе развивали эту компанию.

В чём отличие твоего стартапа от других подобных сервисов?

Всё гениальное уже существовало до нас. Но мы наблюдали за тем, что уже есть, и поняли, что можем сделать лучше. Когда мы только начали работать, у нас уже был самый стабильный сервис, а ещё мы добавили программу лояльности, систему накопительных баллов через Wi-Fi. Баллы можно было обменивать на кофе, пирожные или на коктейли в спортзалах.

Наше самое главное отличие ещё и в том, что мы были «голодные». Мы объездили за год, может быть, 12 городов Украины, три раза ездили в Россию. Мы говорили всем нашим партнёрам: «Хотите открыть Wi-Fi представительство «GoFriends»у себя в городе или стране? Мы к вам прилетим. Просто говорите куда — мы прилетим в любое место!»

И мы действительно приезжали туда, куда нас приглашали, помогали открыть представительство, показывали, как это продается, обучали персонал.

Я занимаюсь бизнесом шесть лет, и я понял элементарные вещи, о которых спрашиваю каждого на собеседовании: «Ты на работу вовремя приходишь?», «Ты сегодня опоздал на встречу?», «А ты можешь просто делать то, что я тебе говорю?» Всё! Всему остальному человека можно научить!

Ты рассказываешь о своих партнёрах и говоришь: «мы поехали», «мы сделали». То есть, у тебя есть команда, с которой ты всё это делаешь. По какому принципу ты подбирал себе людей в команду?

Команда, конечно, это труд. И многие из команды — это личные друзья. И еще — мы привлекали людей, которые хотят учиться.

Я занимаюсь бизнесом шесть лет, и я понял элементарные вещи, о которых спрашиваю каждого на собеседовании: «Ты на работу вовремя приходишь?», «Ты сегодня опоздал на встречу?», «А ты можешь просто делать то, что я тебе говорю?» Всё! Всему остальному человека можно научить! Есть очень много талантливых людей, но если человек не способен каждый день делать один и тот же процесс как специалист, я считаю, что он нам не походит. И если неспособен вовремя приходить, вовремя сдавать задачи, не может работать в команде, исполнять общее видение — тогда он нам не подходит. Поэтому мы старались найти верных людей, которые не опаздывают.

Да, это специфическая сфера — веб-дизайнеры, верстальщики, программисты. Мы под них специально подстраиваемся. Допустим, программистам мы говорим: «Приходите в работу на 11». И они приходят в 11. Мы понимаем, что им выйти на работу 9 или 10 нереально, но в 11 или 11-30 они приходят. Веб-дизайнеры — более упорядоченные. Но в основном, конечно, нужен подход к каждому человеку, построить команду нелегко.

Слайды для статьи Евгений Моисеев

У нас было очень много вопросов с командой. Мы её строили и строили, а люди уходили. Программист, например, просто в какой-то день не выходит на работу. Он даже не говорит, почему. Просто пишет сообщение, что уже ушёл на другую зарплату, потому что ему предложили на 200 долларов больше. И если ты не создаешь популярные сегодня комьюнити: вот тебе кофе, вот бассейн, а здесь ты занимаешься спортом, а здесь мы тебя развлекаем, и зарплата твоя стабильно растет, — тогда тяжело удерживать этих людей. Они нюхом чувствуют: компания растёт, зарплата будет стабильной, всё хорошо, я развиваюсь.

Скажи, а что кроме команды еще важно для основания своего дела?

Сегодня с утра читал несколько тезисов об этом, и мне понравилась фраза: «неумение сдаваться». Есть фраза: «Никогда не сдавайся!» А это, возможно, как раз черта моего характера — я вообще не умею сдаваться. И думаю, это очень важно, потому что в стартапе бывают взлёты и падения. Бывало, продавали и на 35 тысяч долларов, а бывало, проходит месяц и нет финансов, нет оборотов, и будущего нет. И так происходит каждые полгода. И вот это неумение сдаваться, не бросить всё и не уйти — думаю, очень важно.

Второе — это умение чувствовать рынок. Он постоянно меняется. На рынке Wi-Fi и соцсетей мы уже где-то год и восемь месяцев, и он менялся кардинально. Когда начинали, в Украине мы были вообще единственным украинским IT-cтартапом, который предоставлял данные услуги. Было два похожих конкурента, но подобных не было! На российском рынке было всего три крупных игрока. На сегодняшний день только в Украине пять таких стартапов, а в России – 30.

Сегодня нельзя продавать за три тысячи долларов то же, что кто-то продаёт за тысячу, поэтому и важно чувствовать, куда идут конкуренты, что нового на рынке. И важно, как быстро твой отдел разработок сможет выполнять те или иные задачи.

Бывало, продавали и на 35 тысяч долларов, а бывало, проходит месяц и нет финансов, нет оборотов, и будущего нет. И так происходит каждые полгода. И вот это неумение сдаваться, не бросить всё и не уйти — думаю, очень важно.

И третье, это — умение продавать. Ведь на  IT рынке очень много классных услуг, мобильных приложений, веб-сервисов, и даже аналогов нашей фирмы.

Ещё одним нашим преимуществом было умение построить отношения с владельцами заведений. Когда к нам в проект пришёл Глеб Спиваков, с его подачи мы начали искать, ради чего вообще мы это делаем.

И самый главный смысл, который мы нашли, и который стал нашей миссией — в том, что мы помогаем предпринимателям развивать их бизнес, чтобы вместе сделать наш город лучше. Мы работаем не для себя, не ради миллиона долларов, которые хотим получить в будущем, а для предпринимателей — владельцев кафе, ресторанов, фитнес-клубов.

Правильно ли понимаю, что твои ценности изменились, и даже твои мечты? Ты мечтал получить финансы, а сейчас ты хочешь что-то трансформировать?

Да, но я «рожал» это в молитве, в размышлениях, что действительно есть что-то большее, ради чего стоит заниматься бизнесом. И даже до сегодняшнего дня это процесс: жить ради миссии, работать ради миссии, иметь впереди картинку лучшего будущего для своих клиентов, а не сегодняшнюю рутину.

Мы работаем не для себя, не ради миллиона долларов, которые хотим получить в будущем, а для предпринимателей — владельцев кафе, ресторанов, фитнес-клубов.

Женя, мы сейчас говорим о твоём успешном бизнесе, о деле твоей жизни. Но, к сожалению, не всегда так было. У тебя сложная история — в пять лет ты оказался на улице. Что произошло? Как ты там выживал?

Да, история, конечно, интересная. Я когда знакомлюсь с людьми, стараюсь не сразу её рассказывать.

Я родился в Донецкой области, в Краматорске. До пяти лет моя семья считалась успешной по меркам того времени: у нас был телевизор, хороший заработок у родителей. Но моя семья занималась каким-то криминалом: подворовывали, мама торговала не тем, чем нужно, обманывала людей, и брат занимался этим, и отец. Всё это привело к проклятию, которое пришло в нашу семью. За год большой клан — мама, четыре родных брата, дедушка, бабушка — полностью развалился.

Мама начала пить, папу и старшего брата посадили в тюрьму, братья разбежались, были в розыске. Дома не было еды, и в пять лет я очутился на улице, питался хлебом, который в окно выкидывают птичкам. Я его ел и говорил спасибо людям, что выкидывали его. Я ночевал в разных местах. Помню, было страшно, ходил ночами. Меня то тётя возьмёт, то брат появится и к кому-то подселит. В итоге меня отправили в детский дом, а потом в школу-интернат в Мариуполе, где я отучился восемь лет.

В 15 лет я закончил школу-интернат и вернулся в Краматорск. В это время освободились мой папа и старший брат. Когда я с ними познакомился, так сказать, впервые, мы сразу начали употреблять наркотики.

Я воровал большие суммы, и это привело к тому, что в 17 лет я был в розыске в пяти городах.

А о чём ты мечтал в интернате? Были у тебя мечты о том, кем ты станешь?

В интернате нас держали в ежовых рукавицах, но всё равно это не мешало тому, что в 8-9 классах я нюхал клей. Не удержался.

Вы знаете, я мечтал о лучшей жизни, меня много раз хотели усыновить, мама уже умерла к этому времени, а отец сидел в тюрьме — он не был лишен родительских прав. И я мечтал о семье. Это одно из самых больших желаний. А мечтать о профессии, чем-то заниматься — такого не было.

Помимо наркотиков мои брат и отец занимались ещё и преступной детальностью. И я начал воровать по магазинам, какие-то ларьки грабил. Дальше больше — брат познакомил меня с одним цыганом, который учил меня воровать — по карманам лазить, по квартирам.

А тебе нравилась такая жизнь?

Да.

А что именно?

Это Донецкая область. И на тот момент, если ты так живёшь, то ты крутой. Получается, у тебя есть авторитет, власть.

Образ мышления того мира говорит: «Если ты живёшь так — ты порядочный, а все остальные непонятно, как живут». И этой идеей я начал проникаться: «пусть работает трактор, он железный», «никогда не буду работать на дядю — лучше буду воровать». Я воровал большие суммы, и это привело к тому, что в 17 лет я был в розыске в пяти городах.

Мы воровали, отдавали всё на общак, а те, кто смотрел за общаком, всё это постоянно пропивали, прокалывали. Пришло время, когда я начал понимать, что сяду надолго. В  моей семье все сидели: мама, дедушка, мой дядя сидел. Отец отсидел 8 лет и потом еще три года; брат отсидел 8 лет и ещё год, и я понял, что меня ждёт то же самое. Когда они вышли из тюрьмы, они были покалечены внутри, глубоко в сердце они были раненные, потому что просидели всю молодость — с 20 до 30 лет.

И тут пришла депрессия, апатия. Я понял, что не хочу так жить. И в один прекрасный момент я сказал брату, что поеду на работу, хотя для меня это было против принципов блатной жизни. Но брат меня отпустил, и я больше не вернулся. Я устроился на стройку, жил под другим паспортом, потому что был в розыске, и мне нельзя было светиться.

Когда я заработал первые деньги, то понял — ничего сложного нет. Но старые семена давали о себе знать, и я уходил с работы, начинал употреблять наркотики, колоться.

Когда я заработал первые деньги, то понял — ничего сложного нет.

А что стало твоим поворотным моментом, когда ты решил изменить полностью свою жизнь?

В первую очередь это была безысходность. Я еще не начал нормально работать, как попал в розыск. Опять начудил, и мне пришлось убегать от работодателей. Убегая, я попал в Киев, устроился работать на стройку.  

Мы пили, употребляли наркотики — всё как обычно на такой работе, но с нами в бригаде был верующий человек, и он был не такой, как все. Не пил, не курил, делился продуктами. Однажды мы с ним разговорились, и всё закончилось тем, что я пошел с ним в церковь.

Когда мы первый раз приехали в церковь со стройки, у меня были ботинки порванные, короткие штаны, куртка кожаная. Но знаете, что произошло? Я реально почувствовал, что есть какая-то сила Божья, есть Бог. И еще — я увидел необычных людей, которые хотели мне помочь. Я увидел их заботу и любовь, и понял, что они хотят это сделать, ничего не требуя взамен. В криминальном мире тоже были такие люди, но я понимал, что придется расплачиваться. А эти люди ничего не хотели взамен, да и мне нечего было им предложить.

Слайды для статьи Евгений Моисеев1

Они начали мне помогать, поверили в меня. Видели меня другого, я начал стабильно ходить, и Бог меня освободил от наркотиков, сигарет и алкоголя.

Как это произошло?

Мне объяснили в церкви, что так неправильно дальше жить, и Бог способен освободить меня. Я начал четыре раза в неделю приходить к этим людям на общение. Помню, в первый день мне ещё хотелось курить. Сделал две тяги, потом выкинул и думаю: «Всё, не буду, я же уже другой человек». Я реально пережил, будто Бог пришёл в мою жизнь, у меня появилась сила не делать злого, появилось желание жить по-другому.

Но всё равно, интернат пустил во мне свои глубокие корни. Нас там содержали, учили убирать, но всё равно я не умел готовить, не умел убирать за собой, не умел работать, не умел быть ответственным за слова, постоянно опаздывал. У меня не было навыков жить, и мне было очень тяжело. Работал до 8-9 вечера каждый день, и в субботу выходил. Конечно, за это давали хорошие деньги, но жизни не было. Думаю, может быть, первыми искрами предпринимательства было моё понимание, что я другой человек. Но прошло много времени, прежде чем мы открыли свой бизнес.

За это время умер мой отец, в болезнях умер мой брат, один, второй, третий, четвёртый. Они все тяжело кололись. Как-то всё шло так — я был в Киеве, а все, кто остался в Краматорске, умирали, скалывались.

В себе ты видел перемены, а они так и продолжали жить по-старому?

Да, я приезжал к ним, привозил брата в церковь, было время — они отходили от этого, но потом возвращались и умирали там. Это было тяжело. И я мечтал о семье. И Бог дал мне семью, замечательную жену Юлечку. то был человек, который верил в меня, говорил хорошие слова. Благодаря семье я стал стабильным, у меня начала появляться ответственность.

Я реально пережил, будто Бог пришёл в мою жизнь, у меня появилась сила не делать злого, появилось желание жить по-другому.

Мне кто-то иногда говорит: «Ты это сделал или это Бог сделал?» Но анализируя историю своей жизни, я увидел, какие изменения произошли в моей жизни благодаря тому, что я познакомился с Богом. Если раньше я не умел работать, не мог нести ответственность даже за себя, то теперь я взял ответственность за жену, у нас есть сын Богдан, ему 4,5 года, а еще мы удочерили Софию, она с нами уже три года. Она дочь моего брата, её маму посадили в тюрьму на много лет, а брат умер.

И я взял ответственность за неё, и за семью, взял ответственность за людей на работе, предоставляя им рабочие места, выплачивая им зарплаты. Мы платим налоги, генерируем экономику. Если раньше я нёс людям проклятье, воровал, забирал, делал кого-то несчастным, обманывал, вредил людям и не понимал этого, думал только о себе. Сегодня я наоборот несу людям благословение, помогаю им, езжу в школы-интернаты. Мы ежегодно выделяем деньги на благотворительность.

Поражает контраст в твоей жизни. Но ты еще не рассказал, что был в розыске, у тебя было два паспорта.

Это реальное чудо! Я ходил в церковь, работал, но не имел паспорта. Это было тяжело, я был в розыске около девяти лет. У меня был страх, но потом со временем начали мне объяснять: «Ты же уже другой человек, не бойся, и даже закон может тебя оправдать, потому что ты стал другим».

Когда мы удочеряли дочку, понадобились справки о несудимости и о том, что я не в розыске. А я, между прочим, был судим. Меня всё-таки поймали, когда я уже был в Киеве, уже был прихожанином церкви, меня посадили, я год отсидел.

Возмездие тебя нашло?

Да. За один из городов. Но четыре города осталось. Иногда так бывает в нашей системе, что по преступлениям в одном городе посадили, а в четырех еще дела лежат, тебя ещё не нашли.

О том, что я в розыске в Славянске, мне сообщил начальник паспортного стола, когда мы прописывались — показал это на компьютере. А у меня уже свой магазин был, ребёнок родился, жена молодая… Я говорю: «Послушайте, я другой человек. Бог меня изменил. Я несу людям добро. Мне очень надо прописаться!» Он посмотрел на меня: «Да? Ну ладно!» И прописал.

А по закону, наверное, он должен был вызвать милицию?

Не знаю, наверное, да. Но прописали — ладно, а теперь надо справку об отсутствии судимости, и я понимал, что не могу её сделать. И вот, мы оформляем документы на ребёнка, социальный отдел раз, второй, третий спрашивает про справку. А потом — с подозрением, мол: «А ты вообще не судим? Не в розыске?»

Я и по мотивам не хотел обманывать, и по закону не мог. И я думаю, что пришло время, когда всё должно стать на свои места. И три месяца я молился — мы с церковью, со всеми друзьями. Я собрал пачку документов, о том, что я уже другой человек.

А что там было?

У меня есть грамота «Почётный гражданин Переяслав-Хмельницкого». Такой грамотой ежегодно благодарили людей, которые внесли свой вклад в развитие города. Также была характеристика от руководства компании «Нуга-Бест», так как у меня был свой салон, были рекомендации из церкви, свидетельство о браке. Я собрал всё: характеристики, грамоты. Мы также очень много помогали киевскому социальному отделу, детям с пороком сердца, с ДЦП.

И я поехал в Славянск, пришёл в горотдел. Когда я был в розыске, то всегда боялся туда заходить, когда за тобой решётку закрывают.

Бог простил — я уже не нёс людям проклятья, я стал другим человеком. Я сегодня не боюсь в милицию заходить, общаться с ними.

И какие у тебя ощущения были? «Всё, попался!»

Это была внутренняя борьба, я много молился: «Боже, я уже не могу сесть — у меня бизнес, жена, двое детей. Ну как? Только не сейчас!» Хотя у меня на тот момент были деньги, и можно было откупиться, но один пастор дал мне совет: «Не давай взятку, просто иди и расскажи свою историю о том, что ты другой человек. И пусть они снимут с тебя эту уголовную ответственность!»

Когда я пришёл, начальника горотдела не было на месте. Я зашёл к следователю, кладу свою папку на стол. Она мне: «Что ты хочешь?»

Я: «Вот, смотрите — я другой человек, вот у меня грамоты, характеристики».

Она мне: «Ты что хочешь?»

Я ей говорю: «Бог меня изменил, смотрите».

Она — мне: «Ты чего ко мне пришёл, что хочешь?»

Я говорю: «Послушайте, мы удочеряем девочку, и мне нужна справка, что я не судим. А я у вас в розыске».

Она говорит: «Я не могу написать, чтобы тебя сняли с розыска. Это тебе надо идти в суд, чтобы он официально снял обвинения».

Я думаю: «Какой суд?» У меня же дети, у меня нет времени в суд идти!
Говорю: «Мне сейчас нужна эта справка».

Она говорит: «Ну ладно, если ты не судим, мы дадим тебе документ, удочеришь дочку, потом приедешь, и мы тебя осудим».

И она посылает помощника по моим делам в архив, чтобы найти по какому делу я в розыске, и он по дороге рассказывает: «Осудим тебя, всё хорошо». Потом возвращаемся в кабинет. Она говорит: «Послушай, но ты же сидел, тебе уже не дадут ребёнка».

Я спрашивают: «Но у вас я в розыске?»

Она смотрит на помощника: «А у нас он в розыске?»

Он говорит: «Не знаю». Проверяет ещё раз, и выясняется, что я у них не в розыске!

Год назад я официально был в розыске на компьютере в Переяслав-Хмельницком. Возможно, меня стёрли по сроку давности — есть такой закон. Возможно, чудо в небесной канцелярии произошло, но в итоге мне дали справку о том, что я не судим и в розыске не пребываю. И мы смогли взять ребёнка! Прощение от Бога пришло в реальную жизнь, когда с меня сняли обвинения. Бог простил — я уже не нёс людям проклятья, я стал другим человеком. Я сегодня не боюсь в милицию заходить, общаться с ними.

Когда Бог есть в моём сердце, когда я молюсь и поступаю по слову Его, у меня появляются сверхспособности, я смел, как лев.

Как ты думаешь, если бы Бог не изменил твою жизнь, если бы ты не уверовал, — даже без судимостей — как бы жизнь сложилась? Какие бы у тебя были перспективы?

Думаю, их бы не было. Я анализирую свою жизнь: я все-таки отходил от Бога, когда меня посадили в тюрьму. И Бог как бы умножает все мои способности. Допустим, я играю в футбол: в интернате играл в футбол, вчера играл в футбол, постоянно играю в христианской Лиге в футбол, мы несём Евангелие через футбол. Но когда я без Бога играю в футбол — я вообще не умею играть в футбол.

Когда Бог есть в моём сердце, когда я молюсь и поступаю по слову Его, у меня появляются сверхспособности, я смел, как лев. Я бегу на мяч, борюсь за каждый мяч, у меня мозги начинают думать. Я же вам говорил, что я не умел и не любил работать, но Бог дал мне способности и в бизнесе.

А образование у тебя есть?

Девять классов, и я очень хочу получить полное среднее образование. Но на меня работают люди с двумя высшими — это тоже уникальный случай. Я полюбил работу, с Богом я научился любить труд, могу работать до 9-10 вечера, не есть день-два из-за рабочего процесса. Я очень много времени и энергии посвящаю работе. И я думаю, что способность трудиться, производить дал мне Бог.

Женя, а за что ты больше всего благодарен Богу?

Есть в Библии такое слово: «Слабый скажет — я силён в Господе, бедный скажет — я богат в Боге» Я всегда был слабым человеком, хилым ребёнком, я был бедным. У меня всегда был этот комплекс внутри: «худенький, слабый, бедный, ничего нет, и в будущем ничего не должно было быть». Это то, что меня огорчало. У меня не было родственников, которые бы мне помогли, не было способностей, не было талантов. И я считаю, всё, что я имею, мне дал Бог. Я выступаю, умею хорошо говорить, умею хорошо продавать, могу обучать людей. Мы проводим сегодня школу по SММ — это дал мне Бог, и я благодарен Богу за семью, которую он мне дал. Я очень счастлив, что я не один, ведь я много лет был одинок. Я благодарен Богу за верных друзей — это пастор церкви, моя жена, братья в церкви, бизнес партнёры. Вообще, всё, что я себе в будущем рисую, я рисую себе только с Богом.

Помню, первое время, когда я только пришёл в церковь, спустя полтора года я оглянулся на свою жизнь и понял, что это самое лучшее время, которое было в моей жизни. Я уже 11 лет с Богом.

Я всегда был слабым человеком, хилым ребёнком, я был бедным. У меня всегда был этот комплекс внутри. Это то, что меня огорчало. У меня не было родственников, которые бы мне помогли, не было способностей, не было талантов. И я считаю, всё, что я имею, мне дал Бог.

Женя, скажем прямо — ты в своей жизни побывал на самом дне, было очень плохо. Но ты там не остался — ты вышел из темноты на свет. Что ты можешь посоветовать нашим зрителям, которые возможно переживают в жизни определённые обстоятельства, пусть не такие серьезные, как у тебя? Как им стать успешным в бизнесе, семейной жизни, где угодно?

Думаю, я один из тех примеров, когда вообще ничего не было, и у меня получилось. Думаю, может получиться и у каждого из вас! Надо не сдаваться, надо трудиться. Жизнь прекрасна. Бог в помощь каждому человеку сегодня, как Он помог мне! Мой рецепт — это Бог.

А что важно? Важно просить?

Просить и верить Богу. Я просто верю Богу, вверяю Ему бизнес, семью, верю Богу, когда сажусь в машину. Я многим людям рассказываю свою историю, они не верят. Говорят: «Ты таким был? Нет!»

Просите, верьте и трудитесь, прилагайте усилия, учитесь. Я много учусь, постоянно что-то узнаю новое. Думаю, у каждого человека может получиться.

Мы ездим в интернаты и ищем таких ребят, как я в прошлом. Это люди, у которых нет сильных задатков. Но я знаю, что у них получится. Не важно, какой ты сегодня есть, не важно, в каком ты состоянии сегодня, не важно, что у тебя есть, но если ты поверишь Богу, будешь читать слово Его, молиться, у тебя обязательно всё получится!

Related posts

Главный секрет, который открывает Пасха

Главный секрет, который открывает Пасха

«Христианская Пасха — это когда есть твёрдое божественное «Да!» той жизни, которую прожил перед нами Иисус Христос» (Фёдор Райчинец, богослов)

Как вернуть право на счастье детям группы риска

Как вернуть право на счастье детям группы риска

«Самая большая ценность, когда дети, выросшие в неблагополучных условиях, находят взрослых, которым они небезразличны» (Марек Внук — президент социально-реабилитационного центра «Солнечный свет»)

Что ты знаешь о своей уникальности?

Что ты знаешь о своей уникальности?

«Когда я понял, что моя жизнь для чего-то создана Богом, то я поверил и в то, что моя жизнь уникальна, неповторима и имеет своё предназначение» (Игорь Галенко — режиссёр, продюсер, художественный руководитель Дворца студентов (г.Харьков)