Негласные правила счастливой семьи из двух разных половинок

Негласные правила счастливой семьи из двух разных половинок

Противоположности – сходятся? С первого взгляда кажется, что эта семья состоит из двух очень разных половинок. Он – известный блогер, активист различных общественных инициатив, автор и ведущий телевизионных проектов. Она – его любимая жена, его тыл, щедро одаренная талантами создавать красивые вещи, готовить вкусную еду и творить домашний уют.  Они встретились 35 лет назад и 26 прожили в браке. За это время им удалось не только сохранить любовь, но и, по их словам, качественно укрепить взаимоотношения. Сегодня Сергей и Анна Демидович щедро делятся советами и накопленным жизненным опытом.

Сергей, Анна, вы говорите, что встретились 35 лет назад. А помните, как это было?

Анна: Когда увидела Сергея в первый раз, то, конечно же, он мне понравился. Он был такой весёлый, активный. Мне очень нравилось, что он из большой семьи, а я была одна в семье, и всегда мечтала иметь большую семью. Мне было приятно, что он умеет играть, петь, я с большим удовольствием слушала, как он поёт.

Сергей: Я написал более двухсот песен, но первую в своей жизни песню я написал для Ани. Это была песня о страданиях. Более болезненной песни о любви не существует. Там были такие слова: «Перемешана боль с тоской, не хочу я тебя терять. Почему я упрямый такой? Не могу сам себя понять».

Это был припев. А всего там было 17 куплетов.

Автору сколько было лет?

Сергей: Когда началась моя несчастная любовь, мне было 17,5 лет, но только через семь лет мы смогли быть вместе.

Конечно, сначала была попытка забыть её, оставить, но любовь когда цепляется, то уже не отпускает. И я решил за неё бороться. Боролся, как я это понимал: молился, верил, и через год получил некое понимание, откровение, что это произойдёт. Я поверил в это. Потом ещё четыре с половиной года я просто ждал. Ничего видимого не происходило, но я верил.

Анна, почему вы заставили так долго ждать? Хороший же парень, сразу же видно!

Сергей: Вот, сразу не было видно! Я был маленького роста, белобрысый, из большой семьи — нас десять детей было. Я пас коров, ходил доить корову с бидончиком. Внешне я был непривлекательный, а она — очень красивая. Можно было подумать, что мы не пара.

Анна, а что же растопило ваше сердце?

Анна: Говорят, нужно послушать обе стороны. Истории могут быть непохожими друг на друга, и это его версия. А теперь моя.

Во-первых, мне было 13 лет. И если его сегодня спросить, существует ли любовь в 13 лет, он скажет: «Нет, что вы, это очень рано!»

Сергей: Да, это опасный момент. Наш сын в 12 лет влюбился, и я сопротивляюсь этому.

Анна: Сегодня он относится к этому: «Как это? Ему 12 лет и ему уже кто-то нравится?!» А тогда это было: «Как это я ей не нравлюсь?!» Поэтому, я бы сказала так: мне в душе он нравился, но я не проявляла активности, потому что не видела в этом смысла. Мне казалось, что это очень рано.

Я вообще не верю, что есть одна, предназначенная Богом, супруга. Я не верю, что у Бога всё расписано. Я верю, что у Бога есть лучший, совершенный вариант, но не все люди ему следуют.

Наверняка, за время семейной жизни у вас были недопонимания, конфликты. Как вы их решаете?

Сергей: У Ани есть удивительное чувство — она не может долго сориться, почти всегда первая ищет пути к примирению. Я же могу делами показывать, что покаялся, но мне сложно просто прийти и сказать: «Я виноват!» А она это может делать. Думаю то, что мы 26 лет вместе — это во многом её заслуга, потому, что у неё всегда было чёткое понимание, что мы навсегда вместе, не смотря ни на что.

Аня, расскажите об этом подробнее.

Анна: Мои родители на каком-то этапе хотели развестись, хотя были очень хорошей парой. Они очень подходили друг другу, но так получилось, что одна женщина вмешалась в их судьбу. И на каком-то этапе папа сломался —начал больше внимания уделять этой женщине. Естественно, в их отношениях появилась пропасть. Я, как ребёнок, видела это и сказала себе: «Не хочу, чтобы это было в моей семье».

В юном возрасте я узнала о Боге. Божьи принципы, которые написаны в Библии, заложены внутри меня. Я понимаю, что развод — это не выход. Человек не меняется, ты от себя никуда не убежишь. Если с одним человеком ты допускаешь эту ошибку, то не факт, что с другим у тебя будет получаться лучше. Тебе нужно понимать, что ты обещал этому человеку пред Богом, перед людьми, быть ему верным, и твоя задача состоит в том, чтобы остаться верным, несмотря на то, что есть какие-то обиды. Нельзя прожить всю жизнь без этого. У нас есть эмоции, и ты можешь ошибаться в своих чувствах. Иногда люди из-за этого принимают неправильные решения. Для тех людей, которые принимают быстрые решения, очень важно просто успокоиться и задуматься насколько вы будете счастливы в дальнейшем, приняв это решение. Я рада, что у нас с Серёжей получилось сохранить взаимоотношения.

Сергей: Они становятся только лучше.

Моё счастье заключается не просто в том, что у меня есть муж и дети. По-настоящему моё счастье заключается в Боге, я открыла это для себя и сегодня я знаю, что всё то, что у меня  есть — это подарок для меня от Бога — моя семья, муж, дети, друзья.

Я вообще не верю, что есть одна, предназначенная Богом, супруга. Я не верю, что у Бога всё расписано. Я верю, что у Бога есть лучший, совершенный вариант, но не все люди ему следуют. У человека есть свободная воля, и он должен понимать, что надо выбрать лучшее. И если ты выбрал, то включается закон верности. Я выбрал — это навсегда, а теперь мы смотрим, как нам максимально подстроиться друг к другу. Мы — не идеально ровная линия, нам нужно максимально подобраться друг к другу, к рельефам характера, чтобы как можно меньше было расстояние.

В быту, в постели — везде нужно подстраиваться под человека. Ты должен всё сделать, чтобы он быть счастлив. Думая о том, как сделать его счастливым, ты делаешь себя счастливым. Потому что тогда другой человек включает этот же механизм. Когда люди борются за счастье для себя – это ошибка. Один говорит: «Дай мне моё счастье». И тогда второй: «А ты мне моё отдай».

Я ей с удовольствием каждое утро делаю кофе, до того, как она вниз спустится. И мне это так нравится! Мы берем кофе, выходим на улицу. И это счастье, и ты это ценишь, понимаешь, что это твой уклад, чтобы быть счастливым.

Итак, как созидать отношения парам, у которых разные темпераменты?

Анна: Самый простой метод — это когда ты стараешься угодить человеку, первым пойти навстречу. Постарайся, чтобы он почувствовал себя на высоте, понял, что ты старался для него. Муж прекрасно знает, что я люблю и чего я не люблю. И я старюсь. Например, готовлю что-то особенное для него.

Сергей: Как она готовит! Боже мой!!

Анна: Он любит, чтобы его обувь была начищена, вещи наглажены — я это знаю. Мы, женщины, не всегда это успеваем делать. Не всегда у нас всё гладко получается — где-то мы забыли, что-то пошло наперекосяк.

Сергей: Я знаю простой секрет, как снизить градус напряжения: я мою посуду. Я не могу сказать, что каждый день это делаю, мне просто некогда. Но если я хочу дать понять, что я очень сожалею, то я могу помыть посуду. Для Ани это знак, что я классный, хороший человечек.

Сергей: А ещё секрет, как не сориться. Я заметил, что ссора происходит, если в первые мгновения ты неправильно среагировал. А если ты эмоциям не дашь шанса, то хватает сил остановиться, промолчать и просто на будущее решить, как этого избежать в дальнейшем. Счастливы те семьи, где есть хотя бы одна половинка, которая «тушит».

Сергей, какие вы делаете инвестиции, чтобы Аня через сто лет всё так же вас любила?

Сергей: Мы стараемся встречать каждое утро вместе. Утро — лучшее время дня. Оно очень приятное. Кроме того, у меня по-прежнему очень много поездок, но мы с Аней договорились, что я стараюсь в какие-то поездки брать её с собой.

Раньше такого не было?

Сергей: Да. И понимания до конца не было важности этого. И финансово было намного всё сложнее.

И дети маленькие?

Сергей: Вскоре я лечу с сыном в Германию на несколько дней, для меня это приличные расходы, я думал, что с ума сошёл — такие деньги за три дня заплачу. А потом думаю, что я это должен сделать. Аня говорит: «Давай. Серега. Потому что это останется с ним на всю жизнь». Я всё бросил, полетел с ним в Амстердам, мы пошли к морю, ловили рыбу. Это с возрастом приходит.

Больше скажу — отношение к детям меняется. О нашем последнем сыне, которого мы усыновили, друзья говорят: «Ты как дед с ним себя ведёшь, ты всё ему прощаешь». Старшие дети: «Папа, ты бы нас грохнул, если бы это сделали мы, когда ты был молодой».

И я понимаю, как я менялся. Со старшей дочерью приблизительно отношения были: я командир, она — солдат, равняйся — смирно. С сыном уже спокойнее, мы много договаривались, а последний — просто королевич. Общаешься с ним на равных, стараешься услышать. Это всё с возрастом.

Что же будет со следующей дочкой или сыном?

Сергей: Не знаю. Ждём внучку через пару недель.

Везде нужно подстраиваться под человека. Ты должен всё сделать, чтобы он быть счастлив. Думая о том, как сделать его счастливым, ты делаешь себя счастливым. Потому что тогда другой человек включает этот же механизм.

Аня, у вас есть уникальная возможность загадать желание, и Сергей просто обязан будет его исполнить.

Анна: Моё желание простое, и многие женщины поймут, о чём я. Я хочу, чтобы он иногда позволял себе отдыхать. Он этого делать не умеет. На мой взгляд, когда человек умеет отдыхать, он может быть более плодотворным. Мне этого чуть-чуть не хватает для полного счастья.

Сергей: Я постараюсь.

Аня, при таком разном воспитании, разных темпераментах, характерах, когда Сергея часто не бывает дома, в чём состоит ваш секрет счастья, как жены?

Анна: Когда я только вышла замуж, у меня было ощущение, что я должна быть счастливой благодаря своему мужу, искала свой источник счастья в нём. На каком-то этапе я была немного разочарована, потому что когда мне хотелось, чтобы он был рядом, в этот момент он должен был уезжать. И тогда я поняла, что моё счастье заключается не просто в том, что у меня есть муж и дети. По-настоящему моё счастье заключается в Боге, я открыла это для себя и сегодня я знаю, что всё то, что у меня  есть — это подарок для меня от Бога — моя семья, муж, дети, друзья.

Я научилась своё счастье не заключать в одном человеке, который иногда несовершенен, у которого иногда нет настроения поговорить со мной так, как мне бы хотелось. Я понимаю, что и его друг — Бог, и мой друг — Бог, и когда ты с Богом по-настоящему выстраиваешь взаимоотношения, то Он и помогает поддерживать правильную атмосферу.

Нельзя сосредоточиться на одном человеке и сказать: «Делай теперь меня счастливой. И если у тебя не получилось, я теперь несчастная». Это не правильно. Я не требую от мужа того, что я могу получить только от Бога.

А расскажите, как творчество влияет на вашу семью? Кто кому помогает реализовывать призвание и развивать таланты?

Сергей: Аня — потрясающе талантливый человек. Когда талантливый муж и талантливая жена, тогда в семье часто бывает проблема. Ведь есть семья, дети, и кто-то жертвует собой, потому что обязанности в семье никто не отменял. Я, допустим, делаю карьеру, у меня есть призвание. И тогда кто-то — в данном случае жена — очень много лет жизни жертвовала своим даром и призванием. Она принесла часть своей жизни в жертву, чтобы я состоялся. И это всегда было для нас определённой точкой напряжения, потому что она талантливый дизайнер-флорист, у неё шикарное европейское образование, она делает очень хорошие вещи. Но Аня сейчас всё больше развивается, и мы готовимся к тому, чтобы открыть маленький цветочный магазинчик.

Вы ей в этом помогаете?

Сергей: Да, не сразу всё получается. Я один ей уже построил, но началась война.

На самом деле, хочу подчеркнуть, что, наверное, для неё это был самый большой в жизни подвиг — отложить свою самореализацию, пока не вырастут дети. Жена только сейчас подбирается к своей мечте.

Я научилась своё счастье не заключать в одном человеке, который иногда несовершенен, у которого иногда нет настроения поговорить со мной так, как мне бы хотелось. Я понимаю, что и его друг — Бог, и мой друг — Бог, и когда ты с Богом по-настоящему выстраиваешь взаимоотношения, то Он и помогает поддерживать правильную атмосферу.

Сергей, ваши родители недавно отметили бриллиантовый юбилей — 60 лет совместной жизни. Какие вы видите для себя уроки их семьи?

Сергей: Это классическая христианская семья. Они познали этот секрет библейского семейного счастья. Они любят друг друга, они верны друг другу. И чем старше они становятся, тем за ними приятнее наблюдать. Если одному из них надо в больницу, то второй идёт вместе с ним — опираясь на палочки, всё время вместе, поддерживают друг друга. Недавно возили маму в Киев на операцию, папа дома изводился. Даже сложно представить, что произойдёт, если один из них уйдёт в вечность. Я где-то внутри себя прошу: «Боже, пусть они как-то вместе уйдут как-то, потому что они просто не разлей вода. Все время вместе».

Они прожили сложную трудовую жизнь, мама, при всём том, что родила десять детей, работала в шахте машинистом подземных вагонов. Это вообще не женская работа. Конечно же, они вели хозяйство, они работоголики — это от них ко мне перешло. Может быть, смешно, но с детства в меня была вложена программа, по количеству производимой пользы оценивалось хорошо или плохо я живу. Если день прошёл, а ты не принёс пользы, не сделал чего-то — ты чувствуешь себя ужасно.

Если вдруг ребёнок спит в десять часов утра, для меня это большие нервы — как так можно прожигать жизнь? Здесь рождается конфликт, но перестроиться очень сложно.

Какие у вас негласные правила семейной жизни?

Сергей: Не стоит менять другого.  Делай счастливым другого, и тогда станешь счастлив сам.

Анна: Проявлять уважением к человеку, с которым ты живешь во всём — во всех своих поступках. И тогда это будет чувствоваться и приносить радость.

Это то, что вы передаёте своим детям?

Анна: Стараемся. Конечно, мы много в своей семейной жизни допускали ошибок, и наши дети это видели. Мы продолжаем работать над тем, чтобы побеждать свои недостатки.

Сергей: Можно взять большой бинокль и рассматривать недостатки супруги — они есть у каждого. И это то, что развалит семью. Но нужно навести бинокль на преимущества. Это мой опыт. Был момент, когда я нервничал, был недоволен чем-то, и вдруг понял, что между нами растет пропасть. И я подумал: «Это мне не нравится, и это. А вот это же классно! Не всем достались красивые жены, а у меня — красивая. Годы её не берут, отлично готовит, в доме порядок, вкус прекрасный, дизайнер. Хорошо общается с людьми, налаживает контакты, достигая взаимопонимания».

И я себе сказал: «Вау, какой со мной рядом человечек!»

И это исцеляюще действует. Тогда недоставки становятся маленькими, а преимущества сознательно увеличены. Это нужно сознательно делать. Это можно рассказывать друзьям. Ты вроде бы просто сказал: «Слушай, как у меня Аня готовит!» Ты просто рассказываешь, а на самом деле наполняешь себя этим ощущением счастья. Счастье — в наших руках. Его надо не пропустить, не отпустить, а сохранить.

Не стоит менять другого.  Делай счастливым другого, и тогда станешь счастлив сам.

Анна: Для себя я открыла маленький секрет: мало видеть то, что уже есть. Мы, как духовные люди, когда проговариваем то, чего не видим — строим то, что хотим видеть. Если чего-то на данный момент нет, но ты хочешь, чтобы это было — проговаривай это.

Допустим, я вижу у моего 12-летнего сына какие-то вещи, которые мне не нравятся, и я бы хотела, чтобы он так не поступал. Он может мне раз тридцать позвонить, если он целеустремлённо настроился на что-то, а у меня какой-то заказ, я чем-то занята. И я говорю: «Сынок, ну ты очень терпеливый мальчик, просто замечательный — у тебя это получается! Сынок, я очень ценю, что ты умеешь терпеть. Пожалуйста, ты мог бы несколько минут не звонить, пока я сделаю дело?» Мы провозглашаем то, чего на сегодняшний день ещё не видим. К сожалению, часто вылетают те слова, которые не должны вылетать. И, как правило, это те слова, которые и наши родители нам говорили. Например: «много хочешь — мало получишь», и другие нелепые фразы, которые мы на автомате выдаём, но ничего положительного они не приносят.

Давайте думать о том, чтобы наши слова формировали характер ребёнка. Даже мужу можно сказать: «Дорогой, ты такой внимательный ко мне, так приятно когда ты это и это делаешь». Может быть, он этого ещё и не делает, но ты сеешь семя, и он начинает над этим думать.

Счастье — в наших руках. Его надо не пропустить, не отпустить, а сохранить.

Сергей: Один писатель переписывался с любимой женщиной. Он пишет: «Я, конечно, не такой, как вы пишите обо мне, но если вы будете продолжать это делать, то я постараюсь соответствовать тому человеку, о котором вы говорите». Это то, о чём говорит Аня, и я скажу, что она делает это, и мне это помогает, и я старюсь так делать.

Младшего сына мы воспитываем совсем по-другому — мы очень много его хвалим, а вечером я старюсь с ним помолиться. Я не молюсь заучено или какой-то религиозной молитвой. Я просто в его присутствии разговариваю о нём с Богом. Я говорю: «Господь, я благодарю Тебя за этого удивительного мальчика, у которого такое доброе сердце, который будет иметь такие светлые, хорошие цели. Ты ему дал такой хороший музыкальный слух и, конечно же, он будет великим музыкантом». Он должен это слышать. Иногда, похлопывая его по плечу, говорю: «Ты мой Моцарт, у тебя великое призвание». Это не просто самовнушение. Думаю, это наше подобие с Богом. Написано, что Бог создал всё своим словом. Своими словами мы творим свою жизнь и жизнь окружающих. Мы в этом смысле, как Бог — что мы говорим, то и будет происходить в нашей жизни. Это духовный секрет. Слово — это строительный материал. Если мы хотим что-то видеть в жизни, что-то вырастить, то материал для этого осязаемого будущего лежит в невидимом духовном мире, который приходит в физический мир через слова.

Проявлять уважением к человеку, с которым ты живешь во всём — во всех своих поступках. И тогда это будет чувствоваться и приносить радость.

А как слова, облеченные в творчество – песни – влияют на ваши взаимоотношения?

Сергей: Песни в нашей семье пишу не только я, у Ани тоже есть потрясающий альбом. У неё хорошие латино-американские ритмы.

Я бы хотел напеть свою последнюю песню. Получилось так, что я уехал в Киев, сидел в поезде и думал, почему так у нас вышло. Когда я приехал в квартиру, там стоял рояль, и родилась эта песня.

И я понял, что её люблю, несмотря ни на что. Понял, что у моей любви есть имя. И слово «любовь» у меня связано с определённым именем. И так я написал песню «У любви всегда есть имя».

У любви всегда есть имя,
Безымянная не видит,

Для чего ей нужно

Дальше жить.

Любовь разная бывает,

Но всегда кто любит, знает,

За кого готов он умереть.

Твоё имя снова слышу —

И любовью сердце дышит.

Ты — сокровище моё,

Ты — сокровище моё.

Слово — это строительный материал. Если мы хотим что-то видеть в жизни, что-то вырастить, то материал для этого осязаемого будущего лежит в невидимом духовном мире, который приходит в физический мир через слова.

 

Related posts

А что, если это — любовь?..

А что, если это — любовь?..

«Чем ближе мы становимся друг к другу, чем быстрее происходит любой физический контакт, тем больше мы заявляем окружающим людям и этому человеку, что у вас есть какие-то особенные права на него» (Алексей Травников, семейный консультант)

Как воспитывать детей на примерах литературных героев

Как воспитывать детей на примерах литературных героев

«Существует много мультфильмов и передач, которые развивают ребёнка, но ещё очень важно научить ребёнка быть человеком» (Людмила Дробина, писательница)

С ребёнком на работу: откровения суперпапы

С ребёнком на работу: откровения суперпапы

«Отцовство – наиболее творческая деятельность, которую может выполнять мужчина на этой земле. В наших руках новая жизнь, и это как холст, на котором мы можем нарисовать любую композицию» (Артём Матвийчук, отец двоих детей, один из организаторов Всеукраинского Дня отца)