Как вернуть право на счастье детям группы риска

Как вернуть право на счастье детям группы риска

Каждый ребёнок имеет право на счастливое детство — беззаботное, яркое и полное любви. Но что делать, когда те, кто должен защищать ребёнка, поднимают на него руку, а рядом никого из взрослых, кто бы помог?

Марек Внук — президент социально-реабилитационного центра «Солнечный свет». Поляк из Швейцарии, получивший образование в Германии, отец троих детей, педагог — он однажды приехал в Украину, чтобы дать право на счастье детям из группы риска. Какие перспективы он увидел для украинских беспризорников? Узнайте прямо сейчас!

Марек, вы родились в Польше, учились в Германии, а живёте в Швейцарии. Многие украинцы едут в страны Европы в поисках благополучия, а вы, наоборот, приехали сюда. Почему?

17 лет назад мы гостили у друзей в Киеве. Однажды сидели за столиком в «Макдональдсе» на Левобережной, и вдруг со стороны улицы за стеклом я увидел детей, которые выбирали из мусорных баков картошку-фри. На них никто не обращал внимания.

В тот конкретный момент мы решили, что с этим нужно что-то делать, что это — наша обязанность, и что мы не можем оставить этот факт просто так.

Сколько детей прошло через ваш центр за 15 лет его существования?

Уже больше ста. В прошлом году мы организовали встречу для наших выпускников, и было очень интересно увидеть тех детей, с которыми мы работали много лет назад. Увидеть их взрослыми, познакомиться с их семьями и детьми, с которыми они приехали. Смотреть на них — большая радость.

Был тот момент, когда я понял, что моей любви и романтичных представлений о том, как помочь этим детям, мало. Нужны знания, терпение и очень много работы.

Больше ста детей — это больше ста историй. Поделитесь одной из них.

Одна из историй, которую я люблю вспоминать и которая закончилась хорошо — это история Ивана.

Он долгое время жил на улице, а когда пришёл к нам, ему было 12 лет. Небольшой ушастый блондин с голубыми глазами. Когда я вышел к нему поздороваться, милиционер держал Ваню за руку, чтобы тот не сбежал. Ваня поднял глазки и говорит: «Да пошёл ты!»

И это был тот момент, когда я понял, что моей любви и романтичных представлений о том, как помочь этим детям, мало. Нужны знания, терпение и очень много работы, чтобы из Вани получился взрослый и довольный жизнью человек.

Сегодня Ваня — отец двоих детей, работает, водит свою машину. Я горжусь им. Он не забывает нас, часто приезжает в детский центр, поддерживает в детских проектах.

Но среди историй есть и печальные?

Очень сложно помочь детям, которые долгое время подвергались насилию со стороны взрослых. В некоторых ситуациях руки опускаются — ты делаешь всё возможное, а, в конце концов, ребёнок оказывается в тюрьме. Один из наших подопечных пошёл в тюрьму за кражу машины, мы не смогли ему помочь. От этого на глазах слёзы.

Смотрите также в «Клубе LIFE»:

они не побоялись стать родителями тем, у кого меньше всего шансов быть усыновленными. Евгений и Светлана Исаевы воспитывают десять детей, двое из них родные, а восемь — ВИЧ-позитивные.
Это первая в Украине семья, усыновившая ребёнка с диагнозом ВИЧ.

Что самое сложное в работе с детьми?

Для меня самым тяжёлым фактором работы с детьми группы риска, которые получили травму со стороны близких или родителей — это выдержать так называемую «проекцию» — когда дети смотрят на своих новых опекунов как на прошлых насильников. Близкий человек — мама, папа или отчим — по идее должны их кормить, опекать, говорить, что они самые красивые, что мир их ждёт, давать им повод, чтобы жить, Но эти ребята с детства привыкли, что вместо этого их близкие люди над ними издевались. Для таких детей любовь означает настоящую физическую боль.

И когда появляются хорошие отношения с новым опекуном, дети зачастую боятся, что эти хорошие отношения снова станут причиной насилия со стороны взрослого. Выдержать время, пока происходит процесс проекции — это, наверное, самое сложное в работе с таким ребёнком.

Самая большая ценность в том, что дети, выросшие в неблагополучных условиях, находят взрослых, которым они небезразличны.

 Для детей, о которых вы рассказываете, вы организовываете выездные лагеря с активным отдыхом на природе. Чем они полезны детям с точки зрения их будущей самостоятельной жизни?

Мы делаем лагерь на острове, где никто не живёт. Чтобы добраться туда, надо проплыть на лодке или катамаране.

Вы специально выбрали такое место, откуда нельзя сбежать?

Это не каторга — сбежать можно. Для детей суть пребывания на отдалённом острове не в том, чтобы изолировать их, а в том, что они находят там безопасное место. Мы уже третий год будем организовывать лагерь как индейское село, где каждое племя выбирает себе имя. Самая большая ценность такого лагеря в том, что дети, выросшие в неблагополучных условиях, там находят взрослых, которым они небезразличны.

За ними очень интересно наблюдать. В первый день они организовывают себя как племя, шьют себе индейскую одежду, выбирают себе имя. Тот, кто приехал как Вася, становится Быстрым Орлом — это даёт ему новую идентичность. Имена, которые они получают, имеют отношения к их мечтам и к жизни.

А у вас тоже есть индейское имя?

Да, у меня есть индейское имя. Я каждый год пытаюсь выбрать себе новое, но каждый раз я Орёл — то Приносящий, то Руководящий или Видящий, но всё равно — Орёл.

Кстати, нам нужны в лагерь вожатые, если у вас есть возможность приехать, мы хотим пригласить поучаствовать.

Чего дети боятся больше всего? От чего их нужно защищать?

Они боятся чувства одиночества — того, что «я один, и мне не для кого жить». Мы так сделаны Богом, что нам нужны люди вокруг нас. Когда человеку говорят или он сам осознаёт, что «ты не стоишь того, чтобы жить» или «ты никому не нужен», он перестаёт развиваться. Когда у тебя нет цели, для которой можно жить, и причины, для кого ты можешь жить, тогда нет смысла в жизни. Этого дети боятся больше всего.

А что вам придаёт этот смысл? Что помогает не чувствовать себя одиноким?

Осознание того, что Бог сотворил меня по какой-то причине. Что я — это не какой-то неудачный эксперимент, а на моё рождение было Его осознанное решение.

Второе, у меня есть, для кого жить — у меня есть семья, дети, призвание, у меня впереди ещё очень много работы.

Третье — радость от того, что есть люди, с которыми рядом комфортно. Это те моменты встреч, после которых люди становятся очень близкими.

Когда у тебя нет цели, для которой можно жить, и причины, для кого ты можешь жить, тогда нет смысла в жизни.

 На сайте центра «Солнечный свет» написано, что вы руководствуетесь не только знаниями, европейским опытом, но и христианским ценностями. Почему?

Это не только декларация, что мы ведём порядочный образ жизни. Мы на самом деле не воруем и не ругаемся, и большинство людей, которые не являются христианами, так не делают.

Надо поставить вопрос, что такое христианские ценности. Большая христианская ценность — это знание, что есть Бог, Который нас любит  и положительно на нас смотрит, Который хочет нам добра.

К нам приходят дети из разных мест, и то первое, что мы хотим дать им почувствовать, что Бог — добрый. И Он — не тот, кто у тебя что-то хочет забрать, и Он не ждёт, чтобы наказать. Это Бог, который приготовил для тебя хорошую жизнь, а наша задача помочь тебе достичь этих хороших целей, потому что жизнь только одна.

Хоть наши дети и из группы риска, но мы хотим, чтобы они воспитывались как люди, полезные обществу. Чтобы они не только принимали, а и делали то, что является благословенным — могли давать.

В чём ваш личный формат счастья?

Осознавать то, что ты на правильном месте делаешь правильное дело и находишься среди правильных людей.

Марек-Внук

Related posts

Главный секрет, который открывает Пасха

Главный секрет, который открывает Пасха

«Христианская Пасха — это когда есть твёрдое божественное «Да!» той жизни, которую прожил перед нами Иисус Христос» (Фёдор Райчинец, богослов)

Что ты знаешь о своей уникальности?

Что ты знаешь о своей уникальности?

«Когда я понял, что моя жизнь для чего-то создана Богом, то я поверил и в то, что моя жизнь уникальна, неповторима и имеет своё предназначение» (Игорь Галенко — режиссёр, продюсер, художественный руководитель Дворца студентов (г.Харьков)

#МОНОЛОГИОБОГЕ: Катерина Баско

#МОНОЛОГИОБОГЕ: Катерина Баско

Это – одна из видео историй проекта «#МонологиоБоге». Какой характер у Бога? Нужно ли учить детей молиться? Свою историю поиска Бога рассказывает Катерина Баско – мама троих детей, телеведущая. https://youtu.be/JZA7FZCiqfw Вот несколько цитат из этого видео: «Когда я была маленькой...