Для чего нужны родители?

Для чего нужны родители?

Адаптация в обществе детей из интернатов – это один из самых сложных вопросов семейной политики государства. Представьте, ребёнок вырастает в «тепличных» условиях: ему дают одежду и еду, у него строгий распорядок дня и все вопросы решают воспитатели. Когда он становится подростком и вынужден выходить в «большой мир», он не имеет навыков построения семейных взаимоотношений, он не умеет зарабатывать деньги и не знает, как позаботиться о себе. Помочь сиротам разобраться с этими вопросами может патронатная семья, где ребята могут провести какое-то время и научиться необходимому. Что это такое и почему каждому ребёнку нужна любящая семья, рассказывают Богдан и Анна Семилетко, которые, не смотря на свой молодой возраст, уже стали родителями более чем семидесяти подросткам.

Патронажная семья. Богдан и Аня, почему вы начали заниматься этим нелегким делом?

Анна: Мы больше позиционируем просто себя как семья, стараемся уйти от слов «патронаж», «организация», «фонд». Мы называем себя просто: Богдан и Аня, наши дети.

Мы с Богданом вообще счастливые люди, потому что Бог дал увидеть смысл того, что мы здесь делаем, еще при жизни. Ничего тяжелее в своей жизни мы не делали, но и ничего благословеннее в нашей жизни тоже не было.

Богдан: Мы стали родителями более, чем 70-ти подросткам до 16 лет. Каждый ребенок — как новая планета. Каждый приходит со своим мировоззрением. Мне интересно узнавать их. Дети этого возраста, когда они покидают интернат, немного потеряны. Мы хотим как-то помочь им. Понятно, что всем не сможем, но хоть кому-то из детей можем помочь чего-то достичь.

С подростками бывает очень непросто. Аня, знаю, что ты работала в доме семейного типа, и случился какой-то инцидент. Что это было?

Анна: Это был этот же дом, я жила там до замужества. Однажды, пока мы были в церкви, дом обворовали. Вынесли все ценное и неценное. Мы готовились с Богданом к свадьбе, и там были и наши кольца, и сбережения. В принципе, всё, что там было, всё унесли.

Как Богдан отреагировал на этот инцидент?

Анна: Как мужчина. Он сказал: «Всё, ты уходишь, и никогда больше мы сюда не вернёмся!»

Богдан: Так и было.

То есть, ты зарекся там появляться, но когда вас обоих попросили присмотреть за детьми, которые были в этом доме, вы все равно согласились?

Богдан: «Никогда не говори «никогда». Когда через четыре года нам сделали это предложение, я спросил, есть ли какие-то другие варианты. Нам сказали, что нет. И мы решили попробовать.

Анна: Большую роль сыграло то, что эти дети никому уже были не нужны. Их не усыновляют, потому что они уже сформировавшиеся личности, со своим характером, который сложно изменить.

Богдан: Нельзя быть готовым ко всему, бывало, что воровали или прямо в лицо оскорбляли и хлопали дверью, шли и не возвращались. Надо жить дальше, а что делать?

Мы больше позиционируем просто себя как семья, стараемся уйти от слов «патронаж», «организация», «фонд». Мы называем себя просто: Богдан и Аня, наши дети.

А как то, что вы стали родителями таким непростым детям, влияет на ваши супружеские отношения?

Богдан: Бывает, что наши отношения с женой страдают, потому что мы мало времени друг другу уделяем. Но ничего. Боремся с этим. Все хорошо.

Анна: То, что мы вместе решили это делать и вместе за это болеем, и мы плачем об одних тех же проблемах, и смеемся над одними и теми же вещами — очень сильно нас объединяет.

Какой случай был для вас самым сложным?

Анна: Для меня самым тяжёлым моментом был тот, когда девочка, которая жила у нас, ушла по собственному желанию. Несколько лет мы о ней ничего не знали. И потом она вернулась и попросила денег. Мы спросили, зачем, и она сказала, что на аборт. Мы с Бодей долго думали, молились и предложили ей, чтобы она у нас опять осталась жить, родила ребёнка, мы его заберём, а она может идти, куда захочет. Обещали, что если она не захочет отдать ребёнка, мы можем взять его на время, пока она устроится, а потом вернём ей.

Она осталась жить у нас. Покаялась. Когда родила, мы оставили её у себя. Она жила ещё года полтора. Наверное, пока научилась быть мамой. И потом переехала жить самостоятельно. Сейчас уже девочке 8 лет.

Богдан, почему эти подростки проблемные? Чего им не хватает?

Богдан: Родителей им не хватает. Через несколько лет одна девушка сказала, доця наша, что «мне и в 20, и в 30 нужна мама». И родительский совет, и просто вытереть слезы, вместе провести время.

Ты сказал «доця». Ты называешь всех приёмных детей своими доцями и сынами?

Богдан: Да. Так, а они Аню мамой называют, меня — «Старый» или «Петрович».

Но, они же все равно понимают, что приемные. Как сложно для ребят принять вашу заботу и любовь?

Анна: Первый год они просто стараются привыкнуть. В среднем, каждому ребёнку нужен год, чтобы начать чувствовать себя как дома, и только потом они начинают учиться нам доверять. И только после этого и начинаются настоящие отношения.

Богдан: Просто надо быть честными перед ними. Я злюсь, когда что-то случается. Они нас видят настоящими и делают выводы. Видят, как мы с Аней решаем наши конфликты. Видят, как мы ведем себя в разных сложных ситуациях.

Анна: Мы стараемся относиться к ним как к собственным биологическим детям — мы их не отличаем.

Вот, что рассказывают сами дети о своей жизни в семье Семилетко:

Сабина: «Лучше всего, когда мы все вместе общаемся на первом этаже всей семьей. Я люблю, когда уютно, спокойно».

Всеволод: «Играем в настольные игры, смотрим вместе фильм».

Маша: «Когда мы смотрим страшный фильм, то Бодя его как комедию смотрит — он пошутит, и мы смеемся».

Всеволод: «Я не помню своей мамы, а Аня подскажет, когда ты что-то не знаешь. Если у тебя есть вопросы по жизни, какие-то мысли смущают, то можно к ней подойти и поговорить по душам».

Маша: «Я увидела, как Богдан и Аня относятся к нам, и начала так же относится и к другим. Начала относиться с уважением — и к плохим, и к хорошим, зная, кем я могла быть, если бы не попала сюда. Потому что от того, какой я была, когда попала сюда, я просто в шоке!»

Всеволод: «На своем примере они показывают, что жизнь может меняться очень быстро. От маленького строителя — до великого человека, который помогает другим, служит».

Даниил: «Я горжусь своими родителями, тем, что они помогают таким детям и стараюсь как-то им помочь в этом».

Как складывается дальнейшая жизнь ваших воспитанников? Некоторые из них уже создали свои семьи?

Богдан: Да, уже пять семей есть. У нас уже внуки есть!

Ты пять девочек вел под венец. Какие у тебя были ощущения?

Богдан: Я плакал. От радости.

Анна: Хочется видеть, как они растут с Богом, как строят свои семьи, как относятся к другим людям. Это дар, ради которого ты готов вставать, трудиться и жертвовать.

Что наполнят вас решимостью идти дальше, день за днём?

Богдан: Наша работа не закончится, пока не исчезнут сироты в Украине. А они, видимо, не исчезнут. Поэтому мы будем делать столько, сколько сможем. Сколько есть силы, а там – как Бог даст.

Помогать сиротам, вдовам, странникам – это то, что угодно Богу, то, что написано в Библии. Вы видите, что Бог вам помогает в вашей жизни?

Анна: Мы часто с Богданом думаем: Почему Бог использует именно нас? Таких вот не очень и образованных, не очень умных, и не очень духовных? Но я понимаю, что мы нуждаемся больше в Его силе, когда мы не умные, когда мы нетерпеливые, когда у нас нет любви, когда нам надо постоянно бегать к Христу.

Богдан: Каждое утро мы встаем. Молимся. Разговариваем с Богом, просим силы и вперед. Читаем вместе Библию с детьми, вместе учимся. Не хочется закрыть собой и своей праведностью Бога.

Хочется видеть, как они растут с Богом, как строят свои семьи, как относятся к другим людям. Это дар, ради которого ты готов вставать, трудиться и жертвовать.

Related posts

А что, если это — любовь?..

А что, если это — любовь?..

«Чем ближе мы становимся друг к другу, чем быстрее происходит любой физический контакт, тем больше мы заявляем окружающим людям и этому человеку, что у вас есть какие-то особенные права на него» (Алексей Травников, семейный консультант)

Как воспитывать детей на примерах литературных героев

Как воспитывать детей на примерах литературных героев

«Существует много мультфильмов и передач, которые развивают ребёнка, но ещё очень важно научить ребёнка быть человеком» (Людмила Дробина, писательница)

С ребёнком на работу: откровения суперпапы

С ребёнком на работу: откровения суперпапы

«Отцовство – наиболее творческая деятельность, которую может выполнять мужчина на этой земле. В наших руках новая жизнь, и это как холст, на котором мы можем нарисовать любую композицию» (Артём Матвийчук, отец двоих детей, один из организаторов Всеукраинского Дня отца)