Что делать, если ребёнка травят в школе?

Что делать, если ребёнка травят в школе?

Как узнать, что ребёнка травят в школе, если он об этом не говорит? Какие последствия может иметь психологическая травма, перенесенная в детстве? Как вести себя родителям, которые узнали, что их дети подвергаются оскорблениям от одноклассников? Психолог Светлана Демченко анализирует самые распространенные ситуации буллинга и предлагает простые, но эффективные шаги решения этой сложной проблемы.  

Светлана, какие самые распространенные причины появления буллинга или, как мы говорим — травли в школе?

Я бы сказала, что буллинг (или травля) — это не сама проблема, а симптом. К сожалению, он говорит об отравляющей педагогике. О попытке поставить ребёнка в стойло, а не направить в русло.

Получается, если в школе один ребенок обижает другого, то это проблема учителей?

Это проблема общества. Наличие проблемы, о которой мы сейчас говорим, говорит о том, что эта группа болеет и находится в состоянии риска. Чем сильнее эта проблема, тем ниже группа находится в своём социальном развитии.

Ты говоришь об обществе в целом?

В данном случае — речь идет об обычном классе в школе. В классе всегда есть некий лидер или несколько лидеров и дети, которые считаются популярными. Обычно это либо умные, либо красивые, либо статусные дети. Зачастую очень редко кто попадает в три категории, обычно выбирают одну или две. То есть, если я статусный, то я игнорирую то, что я плохо учусь, потому что у меня есть последний айфон. А если я умный, то ничего, что у меня нет этого айфона — я же умный. Но есть категория детей, которые видят мир так, будто «со мной что-то не то, а с остальными — всё лучшее».

Обычно есть три категории, по которым дети считаются популярными: либо умные, либо красивые, либо статусные.

Когда ребёнка унижают в классе, когда взрослого человека унижают где-то в обществе, это говорит о том, что ребёнок — давайте будем говорить о нём — каким-то образом, конечно же, неосознанно и не специально провоцирует такое к себе отношение.

Практически каждый ребёнок сталкивается с тем, что его каким-то образом обзывают. Агрессоров и весельчаков находится много. И то, что ребёнка обзывают — не обязательно травма. В классе вешают ярлыки нескольким детям, но на ком-то эти ярлыки остаются до выпуска, а на ком-то вообще не держатся.

Почему?

Я хочу вернуть нас к сути явления. Она находится в педагогическом воспитании родителей и учителей. Ребёнку с самого рождения и с ранних лет дали неким образом понять, что он какой-то не такой, с ним что-то не так. Поэтому, когда он приходит в класс, то реагирует на оценки учителей и на эти же ярлыки от одноклассников с позиции своего мировоззрения. Если ярлычок его ранил, значит, он попал в реактивную позицию.

На жертву находится агрессоры. Если жертвы нет, агрессор найдёт себе другую жертву или просто перестанет так себя вести.

Как помочь таким детям, чтобы они не носили ярлыки до конца школы?

Чтобы ярлык зацепился, ребёнок должен чувствовать себя «не так». По-простому, это низкая самооценка. Откуда ноги растут у низкой самооценки ребёнка? Это критика, оценочность и обесценивание ребёнка родителями или педагогами. Если ребёнок растёт в атмосфере, где существует критика, если в окружении ребёнка присутствуют обесценивание и оценочное суждение: «Это белое, это серое, а у тебя своего мнения нет, так мама сказала – и точка» — то это уже является фундаментом для низкой самооценки, для стереотипа жертвы. Что будет пожинать такой ребёнок во взрослые годы? Есть понятие «синдром приобретённой беспомощности»: «я не могу, я не знаю, у меня не получится — я даже пробовать не буду».

А как выяснить, находится ли мой ребёнок в зоне риска или с ним всё хорошо?

Всё просто. Смотрите, в каком настроении он возвращается со школы. Слушайте, что он говорит о школе, об учителях. Посмотрите на его мотивацию, насколько ему хочется идти в школу. Если есть эмоциональная готовность там быть — это видно, даже если он вам ничего не расскажет. Тогда всё нормально.

Нужно слышать, что ребенок говорит о школе, как относится к школе. Можно понаблюдать, как он ведёт себя в школе. Можно поговорить с учительницей.

Есть школы, в которых есть классы, предметы, которые детям объективно неинтересны в виду устарелой системы образования. Но, мы же говорим о социальных явлениях, а не об интеллектуальных, то есть, если ему нравится в школе общаться, значит, у него всё хорошо.

На жертву находится агрессоры. Если жертвы нет, агрессор найдёт себе другую жертву или просто перестанет так себя вести.

В своей практике я встречала много случаев, когда родители не заметили длительное насилие над своим ребёнком. Реальная история из практики: ребёнок стеснялся своего носа, потому что его однажды обозвали «красный нос». Он перестал общаться, прятался, и, в конечном итоге, настолько замкнулся, что, ещё до окончания школы пришлось обратиться за помощью к психиатру. А в чём проблема? В занятости и привычке воспитывать детей по умолчанию: «Ну, пришёл, не голодный, одетый. Всё есть, всё хорошо».

Нет дружбы между детьми и родителями. Нет качественного времени, проведённого вместе. Есть разговоры, но нет общения.

Как мне действовать, если я, будучи родителем, узнаю, что моего ребёнка всячески унижают?

Давайте рассмотрим две причины этого явления.

Во-первых, присутствует элемент критики дома, и ребёнок чувствует себя неуверенным из-за родительского воспитания.

Второй момент — дома может быть всё нормально, и ребёнок чувствует себя хорошо, но есть дети с сильной нервной системой от рождения, а есть душевные, ранимые. У такого ребёнка может быть всё хорошо с самооценкой, но он может среагировать на обычные вещи ранимо, и дальше будет находиться в этом коллективе в роли жертвы. Например, когда он приходит в новый класс, и ему что-то там скажут, поставят плохую оценку, и эту плохую оценку будут обсуждать в классе. Поэтому родителям обязательно нужно знать особенности ребёнка, а также изучать группу и учителя, в которую они хотят определить своего ребёнка. Я думаю, что учитель имеет 95% власти над атмосферой в классе. 5% — на тот случай, если в классе находятся абсолютно неадекватные дети с какими-то диагнозами, но учитель является полностью хозяином пространства, в котором ведёт урок. От зрелости учителя зависит зрелость группы.

Есть множество подтверждений того, что даже если в классе находятся дети из неблагополучных семей, со стереотипами жертвы (например, у них родители алкоголики или их дома травят), то учитель способен так наладить атмосферу в классе, что ребёнок здесь приобретает и уверенность в себе и веру в свои сильные качества, исцеляется. Поэтому, уважаемые родители, в первую очередь смотрите на преподавателей и школу.

Ребёнок нормальный, но началась травля. Что делать?

Для начала нужно поговорить со своим ребёнком, максимально его успокоить, чтобы он знал, что родители на его стороне. Дать ребёнку понять: «Что бы ни случилось, я всегда за тебя!»

Обратите внимание на его чувства, оставьте в покое посуду и уроки, сядьте и поговорите: «Что ты чувствуешь, что происходит, что тебя расстроило?»

Всегда есть какая-то глубокая причина его поведения, и если ребёнок расстроен, но не способен выразить свои чувства и решить свою проблему, то решает её через агрессию или через замкнутость. Приходит, всё забрасывает, говорит: «Всё, меня не трогайте!», а сам в планшет. Или куда-то убегает. Если вы видите такое состояние, нужно поговорить о его чувствах, выяснить, что он чувствует, что с ним произошло и дать ему поддержку.

В первую очередь смотрите на преподавателей и школу.

Ребёнок говорит: «У меня проблемы в школе. Меня обижают». Что дальше?»

Дальше идёт родительское расследование. Здесь  мы говорим о здоровой, конструктивной коммуникации.

Зачастую как люди общаются? Это постройка «сверху вниз»: «Эй, ты! Я тебе сказал!» или «Ну-ка иди сюда, ты обидел моего ребёнка!»

Есть постройка «снизу вверх: «Извините, моего ребёнка обидели, вы бы не могли разобраться?»

Оба подхода ущербные. Особенно последний. Раз уж у вас нет сил на «равный — равному», тогда лучше уж «сверху вниз». Потому что «снизу вверх» точно проигрышно, а «сверху вниз», может быть, иногда сыграет.

Итак, первый шаг: мы поговорили с ребёнком и выяснили, что произошло. А  теперь нужно выяснить обстоятельства в школе. Идём к учителю. Если перед нами осознанная личность, то можем на его уровне решить вопросы, учитель позаботится над устранением ситуации в классе. Родитель получает временную поддержку и работает в команде с учителем. Это два взрослых человека, которые решают, как правильно педагогически подойти к данному вопросу. Это здоровое общество с неким явлением, которое легко можно устранить.

В классе вешают ярлыки нескольким детям, но на ком-то эти ярлыки остаются до выпуска, а на ком-то вообще не держатся.

А как понять, осознанный ли учитель?

Вы увидите это, если он свалит с себя ответственность на детей или на кого-то другого. Тогда для себя сделайте пометку в голове, что вы общаетесь не со «взрослым взрослым», а со «взрослым ребёнком», и ответственность нужно брать на себя. Не всегда уместно поднимать этот вопрос с родителями, но если  случай вопиющий — что-то порвали, ранили, разбили, то нужно их вызывать, чтобы они несли ответственность. А если речь идёт об унижениях, то можно начать с того, чтобы поговорить с ребёнком-агрессором.

Кто должен разговаривать? Родитель ребёнка, которого обижают? должен ли родитель ребенка-жертвы говорить только с ребёнком-агрессором или и с его  родителями тоже?

Если получится научить своего ребёнка ответить правильно, это для него будет лучше. Потому что так у него возникнет новый положительный опыт, что он сам решил свою проблему. Но если вы видите, что ребёнок напуган и не готов решить конфликт, а нужно это прекратить сегодня или завтра, тогда родитель берёт ответственность за решение этого конфликта и разговаривает с обидчиком.

Если не удалось решить вопрос с агрессором, учитель неадекватно отреагировал, встретились с родителями — они считают, что их ребёнок прав. Куда дальше идти? В другую школу?

В другой класс. Если вы сталкиваетесь с ситуацией, когда вам нужно бесконечно менять школы, тогда речь идет о конкретной проблеме, которую нужно решать маме и ребёнку. В таких случаях нужно обязательно обращаться к детскому психологу, психотерапевту и вопрос решать в совершенно в другом формате. Любая повторяющаяся вещь в жизни — это некий сигнал о том, что нужно решать проблемы глубже.

Когда ребёнок, взрослый и вообще любой человек обращается к Богу, его мировоззрение меняется. Он понимает, что за негативным опытом есть Кто-то, Кто всё это контролирует. И этот Кто-то — Бог, и Он меня любит. Человек получает внутренний стержень, меняется его мировоззрение: «Со мной теперь всё хорошо, а мир бывает разным, но миром управляет Всевышний». Именно мировоззрение влияет на мироощущение. Почему ребёнок был жертвой? Почему мы вообще страдаем? Потому что мы поверили в то, что отделены от Всевышнего — что мы отдельно, а Он — отдельно.

Если родители адекватны и умеют уважать своего ребёнка, а также мировоззрение направляют на Всевышнего, то, конечно, такой ребёнок просто счастливчик. Можно за него не переживать, в любом сообществе он станет тем, кто другим расскажет, как нужно жить.

Если получится научить своего ребёнка ответить правильно, это для него будет лучше. Потому что так у него возникнет новый положительный опыт, что он сам решил свою проблему.

Насколько совместимы психология и вера в Бога?

Думаю, вы знаете такие семьи, которые верят в Бога, но у них нет взаимоотношений. Что даёт психология? Она позволяет больше себя осознавать, чтобы делать правильный выбор. Если старый травматический опыт, а Бог воспринимается подсознательно как родитель. Если родитель был критикующим — значит, и Бог меня критикует — мне нужно бояться и прятаться. Если родитель был обесценивающим, то, Бог, конечно, меня любит, но Васю и Петю он больше любит, больше благословляет. Поэтому отношения с Богом надо выстраивать, нужно исцелиться и понять, что не так.

Чтобы привлечь то, что для нас предназначено, от нас требуется некая работа нашего сердца — помолиться и получить то, что Всевышний, как наш любящий Отец готов был нам дать ещё вчера. Один из древних мудрецов говорил: «Если я вижу проблему, которая ещё не решилась, значит, я недостаточно молился».

Поэтому, конечно же, молитва работает, конечно же, вера работает. И, конечно же, психология является очень хорошим инструментом, чтобы приблизить человека к Богу. Потому что, осознавая себя больше, он больше может понять других людей, увидеть Бога в себе и в другом человеке. Ему легче будет уважать, легче будет работать со своими страхами. Ему легче будет верить.

Психология — это не волшебная палочка и не таблетка. Это инструмент, который поможет человеку перейти на следующий уровень ответственности по отношению к себе.

Что самое важное в общении детей и родителей?

Самые важные две вещи – это констатировать и ободрять.

Чем меньше ребёнок, тем менее он осознанный. Ему нужно объяснить, что случилось: «Ты не укрепил стол, залез на него, и поэтому упала эта ваза. Она разбилась». У него в этом момент восстанавливаются все причинно-следственные отношения. В следующий раз он укрепит стол, подставит стул и не разобьёт вазу. Обратите внимание на качество коммуникаций в семье и школе. Самое важное — это  качество коммуникации.

Есть коммуникация, которую мы называем «Я-сообщение», но зачастую, по привычке мы общаемся друг с другом через «Ты-высказывания». Например, родитель устал после работы. Ребёнок требует внимания родителей. Родитель говорит: «Ты меня утомил. Уже надоел со своими играми». Как воспринимает это ребёнок? Что я папе надоел, я папе не нужен, пойду играть сам, пойду жить сам.

Если родитель скажет: «Я устал, дай мне отдохнуть. Дай мне время, я отдохну и поговорим». Я ответственный за свои эмоции. А вот это: «Ты меня довёл», «ты меня расстроил», «ты забрал у меня десять лет жизни со своей школой». Понимаете? Или более простые фразы могут быть: «ты меня утомил», «ты же не помыл посуду». На самом деле, это я выбрала расстроиться, это я выбрала обидеться, разозлиться.

Психология — это не волшебная палочка и не таблетка. Это инструмент, который поможет человеку перейти на следующий уровень ответственности по отношению к себе.

А как правильно сердиться?

Родители устают — это нормально. Разозлиться, что не сделаны уроки и не вымыта посуда — тоже.

Ребёнок будет в первую очередь смотреть на модель решения конфликтов дома. Он их будет неосознанно повторять. Используйте «Я-высказывания» — «Я сержусь, я расстроена, мне это не подходит, давай договариваться по-другому».

Первое — констатация факта. Что произошло? Второе — каков результат того, что произошло. Посуда не вымыта, ты обещал вымыть, и не вымыл – констатация факта. Нет оценок. Не то, что ты такой-сякой, ты меня расстроил.

Мы говорим о фактах. «Ты меня расстроил» — это разрушительное для ребенка «Ты-высказывание». Но «Ты не вымыл посуду, хотя мы договаривались» — это не оценка, а констатация факта. Результат этого действия в том, что мне нужно готовить ужин, а ситуацию утрудняет то, что посуда не вымыта. Теперь кому-то нужно потратить время, чтобы её вымыть. Третье — это моё состояние по поводу факта. Мама говорит: «Поэтому я разозлилась, расстроилась» или «Этот факт меня оскорбил». То есть, описывает свои чувства.

И следующий шаг — это что нужно сделать, призыв к действию.

Здесь мы видим равные позиции — «Я тебя уважаю, как личность, но смотри, посуда не вымыта, это приносит мне дискомфорт. Я могу решить этот вопрос с тобой уважительным образом».

А как общаться, если мой ребёнок – агрессор?

Не думаю, что здесь какие-то другие советы или технологии. То же самое, помните, мы говорили, что если ребёнок выражает агрессию, с ним что-то случилось? Это та же жертва, но в другой роли. Ребёнка что-то волнует, и он нашёл способ вот так компенсировать своё волнение.

Когда ребёнок, взрослый и вообще любой человек обращается к Богу, его мировоззрение меняется. Он понимает, что за злыми событиями или негативным опытом есть Кто-то, Кто всё это контролирует. И этот Кто-то — Бог, и Он меня любит. Человек получает внутренний стержень, меняется его мировоззрение

Related posts

А что, если это — любовь?..

А что, если это — любовь?..

«Чем ближе мы становимся друг к другу, чем быстрее происходит любой физический контакт, тем больше мы заявляем окружающим людям и этому человеку, что у вас есть какие-то особенные права на него» (Алексей Травников, семейный консультант)

Как воспитывать детей на примерах литературных героев

Как воспитывать детей на примерах литературных героев

«Существует много мультфильмов и передач, которые развивают ребёнка, но ещё очень важно научить ребёнка быть человеком» (Людмила Дробина, писательница)

С ребёнком на работу: откровения суперпапы

С ребёнком на работу: откровения суперпапы

«Отцовство – наиболее творческая деятельность, которую может выполнять мужчина на этой земле. В наших руках новая жизнь, и это как холст, на котором мы можем нарисовать любую композицию» (Артём Матвийчук, отец двоих детей, один из организаторов Всеукраинского Дня отца)